• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: part ii: home (список заголовков)
04:44 

* День 7 - к бывшему-любви-влюбленности

In this world of a million religions everyone prays the same way.


Доброй ночи.

... Я наслаждаюсь ночным дождем, блестящим в свете фонаря, и как-то сумасшедше улыбаюсь...
Дошла очередь и до тебя. Это мое письмо не дойдет, как не дошли десятки написанных для него. Я останусь все так же молчаливой покорной девочкой в твоем сознании, ведь ты отказываешься принимать то, что я все же научилась показывать характер. О, ты так старательно забивал во мне этот характер долгие полтора года. Ты лепил из тринадцатилетней девчонки, податливой как пластилин, верную тебе игрушку. Получилось ли? Отчасти. Я свободна. Я жива. Я по-настоящему жива. Я дышу тем же воздухом, я наслаждаюсь теми же днями, я люблю те же места и все то же, что любила когда рядом был ты, за одним исключением. Тебя я уже не люблю. Да и много раз задумывалась - любила ли, или лишь была зависима от твоей силы, от твоей беспардонной грубости, от твоего сволочизма? Да, наверное, так и было, но суть не в этом.
Сломал меня. Но я тебе знаешь, даже благодарна. Ведь если бы не ты, в моей жизни, наверное, не было бы тех людей, которые есть сейчас. Я говорила тебе о них. Я говорила тебе и о Оливии, и о Артеме, и о Беллатрикс, и о Раевском. Ты знаешь всех их лишь по моим рассказам, а они по моим сбивчивым словам знают тебя и, наверное, ты не вызываешь ни единой приятной эмоции. У меня сейчас тоже. Я не понимаю, за что я так одержимо и преданно любила тебя. Ты просто не достоин моих слез, моих попыток покончить с собою, моих судорожных царапин на запястьях в твоем имени. Следы исчезли. Все до единого. И на руках, и на сердце. Хотя да, память задушить не удалось, и порою ты появляешься в моем сознании сумбурными картинами знакомых блондинистых длинных волос и сильных рук с сильно выступающими венами.
А знаешь, за что я тебе благодарна? Ты помог мне открыть себя. Старательно забивая любые проявления моего характера под шаблон той, кого ты хотел видеть рядом, ты невольно заставлял меня бунтовать внутри и рваться наружу той грани меня, на которой я живу сейчас. Той, которая имеет собственное мнение и может его отстоять, той, которая не позволяет себе быть слабой а если и позволяет, то потом мстит себе же за свою слабость. И да. Месть - только себе. Мстить другим я нужным не считаю. Это единственно общая у нас с тобою черта. Мне уже не привлекательны твоя грубая сила, твоя ледяная выдержка - потому что мне дали понять - может быть по-другому. Лучше. Яснее. И не так больно душевно. И понять мне это дал не ты. Ты бы просто не смог.
А знаешь, у меня все те же звезды из окна и все та же весна. Все то же дерево видно с самого угла любимого дивана и оно все так же еще не успело покрыться листьями. Через месяц так же, как год назад, начнут появляться первые листья и так же зацветут деревья под окном. Апрель придет после 31 марта и не спросит, значит ли этот день что-то для меня. А я все так же помню. Уже два года. Два года, как это все могло закончится. А оно закончилось лишь два месяца назад, когда я поняла, что свободна.
И пусть мне порой интересно, как ты там, как Ира, чем вы живете...


...я все же больше не стану тебе писать.
все так же.
Изабелла Б. Лестрейндж.

@музыка: Clint Manssel - Swan Song (for Nina)

@темы: Part I: White Lands Of Empathica, Part II: Home, 2011

04:12 

* День 6 - к незнакомцу

In this world of a million religions everyone prays the same way.


Я не знаю кто ты, не видела тебя никогда, но искренне приветствую, незнакомец!
А давай представим, что ты письмо получишь через много-много лет? Сегодня, например, 29 марта 2011, а когда его получишь ты? Может быть, через несколько дней а, может быть, через несколько лет, когда автор будет уже совершенно другим человеком по сути, с другой жизнью, другими мыслями, или даже через несколько десятков лет, когда глаза этого самого автора закроются навсегда?
Это уже и не важно. Давай просто представлюсь, хорошо? Изабелла. Белла. Бэла. Даже Элла, как некоторые извращаются. Фамилия не важна, а то, что кроется за именем - тем более, потому что имена остальные я просто не принимаю. А как твое имя? Мне очень хотелось бы узнать.
Незнакомец, чем ты живешь? Воздухом какой страны ты дышишь, чьи слова ты слышишь утром, отражаешься ли ты в глазах любимых своих людей? Как многим ты способен стать дорогим и любимым, да и веришь ли ты вообще в любовь? Я верю. Однозначно верю. Потому что величайшая вещь, которой мы учимся когда-либо - любить и быть любимыми в ответ. Потому что главное на свете - иметь близких и любимых людей. Потому что даже самая твердая скала разбивается о любовь. Потому то любовь, настоящая, светлая любовь, способна на все, способна разрушить все границы и сжечь километры, границы, как сжигает их самая прекрасная музыка. Такую легкую истину многие не понимают. Они принимают за любовь другие чувства - страсть ли, очарованность ли - не знаю да и не важно. Незнакомец, ты любил? Незнакомец, ты любишь?
Любишь ли ты жизнь? Смог бы ты убить, только чтоб спасти свою жизнь? Смог бы ты потом всю жизнь жить с грузом собственных же обвинений и есть ли сейчас то, за что ты можешь винить себя? Расскажи мне, незнакомец. Никто кроме нас не узнает.
А вообще, знаешь.. Как говорят.. Случайному попутчику в поезде можно рассказать совершенно все лишь потому, что есть уверенность в том, что вы больше никогда не увидитесь. Давай же и с тобой, незнакомец, будем честными. Настоящими. Незнакомцами друг для друга.

Пожалуйста, сними притворность масок. Я сниму их с тобою.
Изабелла Б. Лестрейндж.

@музыка: Clint Manssel - Swan Song (for Nina)

@темы: 2011, Part II: Home, Part I: White Lands Of Empathica

03:52 

* День 5 - к вашим мечтам

In this world of a million religions everyone prays the same way.


Bonne nuit, la reine lune!
И снова я пишу тебе. Тебе. Только и только тебе. Только тебе, черноволосой и зеленоглазой девушке со взглядом задумчивым, отстраненным, холодным, таким прекрасным. С идеальным телом, темными мыслями, непредсказуемым поведением. Я не устаю тобою восхищаться. Господи, Изабелла Беллатрикс Лестрейндж, ты - действительно моя мечта. Недостижимая мечта. Вместо волос цвета воронова крыла я вижу в зеркале спокойный цвет поздней пшеницы, а зеленые глаза в зеркале серо голубые. Лестрейндж, ты - часть меня. Я часто веду себя странно и понимаю, что так ведешь себя именно ты. Ты - часть меня. Ты - моя мечта.
Лестрейндж, прости меня, что я уже почти не курю. Лестрейндж, прости меня, что я в последнее время все тише. Все дальше и дальше отхожу от тебя но все так же хочу быть тобой. И я стану, знаешь, стану. И тогда у меня будет все. Девушки вроде тебя никогда не бросают путь к своей цели и всегда получают то, чего хотят. Я этого пока не могу. Мои цели слишком призрачны и далеки. А твои всегда очень просты.
Ты помнишь, когда ты мне приснилась первый раз? Мимолетом. Лишь прикосновением к волосам. Но я не забывала этого прикосновения. А помнишь, когда я придумала тебя? Почти два года назад. На простом форуме, по нескольким постам Беллатрикс, ты, моя мечта, ты была такой пресной. А теперь ты расцвела. Каждый день у тебя появлялись новые черты. Каждый день я видела совершенно новую грань бриллианта бесконечно прекрасного.
Я бы хотела потерять себя и раствориться в тебе. Время. Тебя не примут те, кто окружают меня. О, да они уже не один раз говорили мне, как тебя ненавидят. Примет только одна. Да только вот вопрос в том, что остальные меня мало волнует.
Давай забудем все и постараемся стать лучше. Стать ближе. Ты перестанешь быть моей мечтой и просто станешь.. мною. Или я тобою. Как повезет.
Мне сложно писать тебе. Очень сложно.
Прости.
p.s - hell is a teenage girl. ты научила меня этому, мой маленький демон.

все так же твоя и пытающаяся стать ближе
Л.

@темы: 2011, Part IV: Dark Passion Play, Part II: Home, Part I: White Lands Of Empathica

22:31 

* День 2 - к своей пылкой любви

In this world of a million religions everyone prays the same way.


Добрый вечер. Только вот добрый ли?
Честно говоря, начиная писать очередное письмо в рамках этого флешмоба я почему-то была уверена, что тема сегодняшняя - письмо к родителям. Правда, потом посмотрела, и узнала, что тема другая, да вот только отчасти они у меня очень и очень перекликаются.
Я не стану называть Вашего имени, Королева, я не стану в сотый раз говорить, как сильно я вас люблю. Я не стану в сотый раз описывать, как мне нравится в тебе совершенно все и как я прощаю тебе совершенно все. Я скажу лишь одно - с тобою легче дышать. И я очень скучаю, когда тебя нет рядом. А тебя в последнее время рядом нет почти никогда, а когда есть.. Это настолько мимолетно и порою незначительно, что сжимается сердце до боли. Еще месяц назад каждый день без тебя был пыткой. Сейчас я научилась принимать это спокойнее. Это твоя жизнь и прекрасно, что ты начала строить ее, что ты начала уже тверже стоять и тверже быть уверенной в том, чего ты хочешь. Хотя последнее вряд ли, я не могу быть уверена. Но все же факт есть.
Однажды ты подарила мне небольшую вспышку твоего огня - ты помнишь, помнишь? Тот вечер был странным, тот вечер был символичным, но этот огонь все же чувствуется порою. И без него уже нельзя. Я говорила, что потерять тебя я очень боюсь, но рано или поздно мы все же разойдемся по разным дорогам - не скоро, ведь я буду ждать еще очень и очень долго, до последнего предела - а огонь все равно останется со мною, ровно как и самые сладкие воспоминания о прекраснейшей Миледи. Самой непередаваемой на свете.
Я недавно подумала о том, что было бы очень.. интересно, что ли, встретиться через десять лет. Когда ты будешь уже вполне состоявшейся дамой с семьей, отчасти уже достигнутыми целями, а я буду только начинать свой путь к этим самым целям, лишь закончив университет и начав работать. Мы будем тогда уже полярно разные и вряд ли то самое общее, что есть у нас сейчас и было когда-то, еще будет иметь значение. И тогда, наверное, я смогу окончательно отпустить тебя. Но сейчас, прости, не могу. Я буду снова и снова думать о тебе с тоскою ли, с любовью ли - не имеет значение. И так же буду скучать, вспоминая, что между нами 4.500 километров и невозможность сказать даже самое простое слово. Я скажу когда-нибудь лично. Обещаю. На берегу моря ли, которого я так боюсь, в толпе ли людей с легкой улыбкой, по телефону ли со слезами, которые ты не увидишь, но скажу.
Пока я писала это, у нас пошел первый весенний дождь. Я так ждала его.
Я так жду тебя.
Каждый день. Такую же. Настоящую. Потому что я полюбила тебя за твою настоящесть.
Ты достойна самого лучшего. Помни. И никто на свете не достоин твоих слез.

\
Искренне твоя,
Изабелла Б. Лестрейндж

@темы: Part I: White Lands Of Empathica, Part II: Home, Part IV: Dark Passion Play, 2011

00:11 

* День 1 - к своему лучшему другу

In this world of a million religions everyone prays the same way.


Bienvenue, mon soleil!
Ты говоришь, что не умеешь начинать письма, говоришь, что не умеешь писать красиво и я уже устала с этим спорить. Знаешь, за окном завывает ветер - такого раньше никогда не было, пока не построили эти чертовы дома! - а я сижу с открытыми окнами и мне невероятно легко несмотря на то, что голова болит и я очень хочу спать. Я даже не знаю где ты сейчас - дома ли, или у мамы, мне очень некомфортно потому что я нарушила свое обещание и не позвонила тебе. Ты ничего не сказала. Ты очень часто молчишь о моих проступках, и порою это просто выводит, но потом понимаю, что тактичность - важное и прекрасное качество в тебе. В тебе вообще очень много хороших качеств. Но, наверное, в человеке любишь не каждое именно качество, а человека в целом. И потому я и люблю тебя так.. в целом. Знаешь, не разбирая на частички и отдельные осколки твоей личности. Ты кажешься себе серой, говоришь, что мышление - тяжелейшая болезнь (а я не перестану с тобою спорить, черт возьми!), и, опять же, я уже устала тебе переубеждать. В те моменты, когда я пытаюсь тебя переубедить у меня появляется навязчивое ощущение того, что я говорю со стеною. Это трудно представить, так что следует лишь поверить. Но обычно же я испытываю лишь одно. Я безгранично и очень чисто люблю тебя. Именно тебя. Ни с каким человеком я никогда не была так близка. Знаешь, ты располагаешь к откровенности. Вот и тем самым декабрьским вечером ты расположила меня к откровенности, и состоялся тот разговор. Честно, я уже не представляю, как это - иначе и без тебя. Потому что, моя хорошая, мы постоянно вместе. Мы заканчиваем друг за друга фразы, часто думаем об одном и том же, становимся предсказуемыми, банальными порою, но хуже от этого не становимся определенно. Ты была невероятной уже тогда, в тот самый зимний вечер. Ты была другой. Ты была спокойной, ты не интересовалась исключительно учебой и парнями и, о господи, ты читала книги и смотрела куда-то дальше своего очаровательного носа. Не поверишь, но именно это в первую очередь и поразило меня. Потом я рассмотрела уже остальное. Разглядела острый ум, разглядела желания, разглядела почти что все грани, которые не устаю открывать и по сей день.
Знаешь, чего я боюсь? А я скажу. Я боюсь потерять тебя. Боюсь, что после школы, когда уже не будет возможности видеться каждый день, мы потеряемся. Ты добьешься своей цели, будешь в Гданьске или Питере, перестанешь звонить и писать, темы для разговора кончатся и не станет уже Саши и Лары. Останутся только воспоминания о вечере у Светы, о вечерах на озере, воспоминания об одноклассниках, учебе, вечерах у тебя, бесконечных фильмах, о том же Артеме, в конце концов. Господи, это идет одной из первых позиций в хит-параде моих фобий. Я думаю об этом очень часто и никогда, никогда не показываю своего страха. Потому что, знаешь, я привыкла, что бояться - по твоей части. У нас это неплохо получается - тебе бояться, а мне успокаивать. Правда, знаешь, порою у меня не получается успокоиться. Ты закрываешься. Порой не подпускаешь близко. И это больно. Глубоко ранит куда-то слева в грудной клетке. В сердце самое.

Хорошая моя, я прошу тебя, никогда не исчезай из моей жизни. Все пройдет, все вокруг пройдут, все будет так, как должно быть, но, прошу тебя, не исчезай. Потерять те самые прекрасные моменты, что были и могут быть только у нас, я никогда не хочу отпустить. Ровно как не хочу отпустить и тебя.

p. s - а знаешь о чем я тут подумала? забавно. мы никогда не поссоримся по тем поводам, по которым должны ссориться девчонки. мы не полюбим одного и того же парня, потому что тебе нужен романтик, а мне кто-то совершенно ему противоположный, никогда не купим похожие кофточки-шмоточки, потому что ты предпочитаешь street fashion, а я тянусь к классике. тем не менее, мы находим сотни поводов ссориться.



Всегда твоя, совершенно искренне
Изабелла Б. Лестрейндж.

@музыка: Loc-Dog - та, что в груди.

@темы: Part I: White Lands Of Empathica, Part II: Home, 2011

21:05 

lock Доступ к записи ограничен

In this world of a million religions everyone prays the same way.
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
13:43 

...

In this world of a million religions everyone prays the same way.
ЭРИХ МАРИЯ РЕМАРК из Парижа
(23.12.1937) МАРЛЕН ДИТРИХ в Беверли-Хштз,
отель «Беверли Уилшир»
[Штамп на бумаге: «Отель „Пренс де Галль“»]




Всякий раз, когда я поднимаю глаза, я во власти странной иллюзии: при фиолетовом свечении вечерних лагун я вижу окрашенную в синюю и золотистую краски сваю для привязи лодок, слышу тихий плеск воды, а на фоне высокого октябрьского неба Италии кружат стаи голубей.
Милая, дарованная Богом, — когда целыми днями лежишь в постели, когда все давно перечитано, являются толпы воспоминаний и уставляются на тебя.
Я думаю, нас подарили друг другу, и в самое подходящее время. Мы до боли заждались друг друга. У нас было слишком много прошлого и совершенно никакого будущего. Да мы и не хотели его. Надеялись на него, наверное, иногда, может быть — ночами, когда жизнь истаивает росой и уносит тебя по ту сторону реальности, к непознанным морям забытых сновидений.
Но потом мы опять забывали о нем и жили тем, что называется жизнью: брошенные на позиции перед неприятелем, слегка храбрящиеся, слегка усталые, циничные…

По отношению к своим любимым детям Бог столь же добр, сколь и лют, — и несколько лет назад он уже подбрасывал нас друг другу. То, что мы этого совсем не осознали, он милостиво не заметил и простил. А сейчас он, будто ничего не случилось, повторил все снова. И опять все едва не лопнуло из-за нас, жаб несерьезных. Но в самый последний день он сам, наверное, решительно вмешался и помог.
Восславим же его.
Любимая, это на самом деле так. Ты вспомни, что было примерно с полгода назад. Нам незачем быть поучительным примером для тысяч подрастающих юнцов. Мы просто невероятно подходим друг другу. Мы в равной степени анархичны, в равной степени хитры, понятливы и совершенно непонятливы, в равной степени люди деловые и романтичные (не говоря уже о беспредельной, восторженной преданности китчу во всех его проявлениях), мы в равной степени любим прекрасные драматические порывы и столь же безудержный смех, мы в полном восторге от того, что в любое время видим друг друга насквозь и точно так же в любое время запросто можем попасться на удочку друг другу, мы…
…Я прекращаю — я умолкаю перед славословием и по причине двух плоских подогретых подушек… — любимая обезьяна, они ежедневно делают мне по два укола, глубоко в нерв ишиаса, прямо вовнутрь, а после болей всаживают в меня что-то вроде соляной кислоты — как я завтра поеду, для меня загадка, но я сделаю это…
Мамаша Манн одарила меня подношением из азалий (в корзине с красной лентой); Руди счастлив до предела, он сбил цену на пепельницу для своей квартиры с 23 до 12 франков, и я счастлив, потому что у меня есть ты, милая, дарованная Богом, и я люблю тебя…

@темы: 2011, Part II: Home, Part III: The Pacific

22:31 

...

In this world of a million religions everyone prays the same way.


А вообще я о другом хотела сказать.
Для меня дружба - чувство такое же сильное и яркое, как и любовь. И требует такой же отдачи. Это не постоянные гулянки друг с другом или тупой ржач по поводу и без, что сейчас называют дружбой. Нет, дружба - чувство совершенно другое, намного спокойнее, намного приятнее и невероятно чистое. Она не терпит равнодушия, она не терпит тонн цинизма, она требует откровенности, отдачи, любви искренней и искреннего же уважения.
Если всего этого нет - то человек для меня не друг, а просто приятель. И очень все же печально, что многие люди, которые вокруг меня и могли бы быть хорошими друзьями, друзьями никогда не станут. В реальности есть трое друзей настоящих, но лишь один человек из всех моих знакомых принимает и понимает мою нежность и знает, что я могу быть действительно любящей, откровенной и нежной, почти на грани с сентиментальностью. И этого человека я люблю.
Остальные же этого понять и принять не смогут. Броня цинизма не позволит.
И тут нет упрека, не ищите скрытого смысла. Просто констатация факта.

@музыка: Lacrimosa - Alleine Zu Zweit, Sarah Brightman - Only An Ocean Away, Apocalyptica - Not Strong Enough, Ирина Богушевская - Шарманка-осень

@темы: Part I: White Lands Of Empathica, Part II: Home, 2011

14:42 

...

In this world of a million religions everyone prays the same way.


Неделя удалась нереальственно в плане побед. В принципе второе место по городу по истории западной России это круто, вышедший из больницы Макс это еще круче, кое-какое тепло со стороны Птицы тоже прекрасно. с последней порешили что порознь нам все-таки лучше, но вернуться следует. вопрос в том, когда. 8 числа буду у нее, надо только найти обещанный два года назад гиацинт, а найти цветущий красивый гиацинт в нашем городе, оказывается, ой как непросто.

с утра в маршрутке я читаю "Мастера и Маргариту", на переменах - отрывками ее же и конспекты, потому что не готовлюсь, а вечером мы читаем стихи. я читаю, точнее.

простуда уже стала совершенно нормальным явлением, температура к вечеру тоже, но спасают таблетки. в принципе все устаканилось, но не отпускает чувство тоски и тревоги по одной-единственной леди, которая совсем пропала из поля зрения.

в городе ощущается весна. ведь так и должно быть, да? у весны есть свой особенный запах. даже не знаю как объяснить. запах теплого воздуха. когда вдыхаешь его, становится спокойней. и ветер уже теплый-теплый. я помню как я ждала прошлый март. мерлин, прошел уже год. не могу поверить, что год прошел так быстро, хотя каждый день время от рассвета до заката кажется мне невероятно долгим.

@музыка: Dom!No - 15 дней, Земфира - Не стреляйте, America's Next Top Model Theme, Nightwish - Away

@темы: 2011, Part II: Home, Part I: White Lands Of Empathica

22:34 

беспокойная сегодня лунная ночь.

In this world of a million religions everyone prays the same way.


...Она-то, впрочем, утверждала впоследствии, что это не так, что любили мы, конечно, друг друга давным-давно, не зная друг друга, никогда не видя, и что она жила с другим человеком, и я там тогда... с этой, как ее...
Так вот она говорила, что с желтыми цветами в руках она вышла в тот день, чтобы я наконец ее нашел, и что если бы этого не произошло, она отравилась бы, потому что жизнь ее пуста. Да, любовь поразила нас мгновенно. Я это знал в тот же день уже, через час, когда мы оказались, не замечая города, у кремлевской стены на набережной.
Мы разговаривали так, как будто расстались вчера, как будто знали друг друга много лет. На другой день мы сговорились встретиться там же, на Москве-реке, и встретились.
Она приходила ко мне каждый день, а ждать ее я начинал с утра. Ожидание это выражалось в том, что я переставлял на столе предметы. За десять минут я садился к оконцу и начинал прислушиваться, не стукнет ли ветхая калитка.
...Никто не знал о нашей связи, за это я вам ручаюсь, хотя так никогда и не бывает. Не знал ее муж, не знали знакомые. В стареньком особнячке, где мне принадлежал этот подвал, знали, конечно, видели, что приходит ко мне какая-то женщина, но имени ее не знали.
— А кто она такая? — спросил Иван, в высшей степени заинтересованный любовной историей. Гость сделал жест, означавший, что он никогда и никому этого не скажет, и продолжал свой рассказ.
...Она приходила, и первым долгом надевала фартук, и в узкой передней, где находилась та самая раковина, которой гордился почему-то бедный больной, на деревянном столе зажигала керосинку, и готовила завтрак, и накрывала его в первой комнате на овальном столе. Когда шли майские грозы и мимо подслеповатых окон шумно катилась в подворотню вода, угрожая залить последний приют, влюбленные растапливали печку и пекли в ней картофель. От картофеля валил пар, черная картофельная шелуха пачкала пальцы. В подвальчике слышался смех, деревья в саду сбрасывали с себя после дождя обломанные веточки, белые кисти. Когда кончились грозы и пришло душное лето, в вазе появились долгожданные и обоими любимые розы. Тот, кто называл себя мастером, работал, а она, запустив в волосы тонкие с остро отточенными ногтями пальцы, перечитывала написанное, а перечитав, шила вот эту самую шапочку. Иногда она сидела на корточках у нижних полок или стояла на стуле у верхних и тряпкой вытирала сотни пыльных корешков. Она сулила славу, она подгоняла его и вот тут-то стала называть мастером. Она дожидалась этих обещанных уже последних слов о пятом прокураторе Иудеи, нараспев и громко повторяла отдельные фразы, которые ей нравились, и говорила, что в этом романе ее жизнь. Он был дописан в августе месяце, был отдан какой-то безвестной машинистке, и та перепечатала его в пяти экземплярах. И, наконец, настал час, когда пришлось покинуть тайный приют и выйти в жизнь...
... Я так увлекся чтением статей о себе, что не заметил, как она (дверь я забыл закрыть) предстала предо мною с мокрым зонтиком в руках и мокрыми же газетами. Глаза ее источали огонь, руки дрожали и были холодны. Сперва она бросилась меня целовать, затем, хриплым голосом и стуча рукою по столу, сказала, что она отравит Латунского. Настали совершенно безрадостные дни. Роман был написан, больше делать было нечего, и мы оба жили тем, что сидели на коврике на полу у печки и смотрели на огонь. Впрочем, теперь мы больше расставались, чем раньше. Она стала уходить гулять.
...Моя возлюбленная очень изменилась, похудела и побледнела, перестала смеяться и все просила меня простить ее за то, что она советовала мне, чтобы я напечатал отрывок. Она говорила, чтобы я, бросив все, уехал на юг к Черному морю, истратив на эту поездку все оставшиеся от ста тысяч деньги. Она была очень настойчива, а я, чтобы не спорить (что-то подсказывало мне, что не придется уехать к Черному морю), обещал ей это сделать на днях. Но она сказала, что она сама возьмет мне билет. Тогда я вынул все свои деньги, то есть около десяти тысяч рублей, и отдал ей. — Зачем так много? — удивилась она. Я сказал что-то вроде того, что боюсь воров и прошу ее поберечь деньги до моего отъезда.
...В печке ревел огонь, в окна хлестал дождь. Тогда случилось последнее. Я вынул из ящика стола тяжелые списки романа и черновые тетради и начал их жечь. Это страшно трудно делать, потому что исписанная бумага горит неохотно. Ломая ногти, я раздирал тетради, стоймя вкладывал их между поленьями и кочергой трепал листы. Пепел по временам одолевал меня, душил пламя, но я боролся с ним, и роман, упорно сопротивляясь, все же погибал. Знакомые слова мелькали передо мной, желтизна неудержимо поднималась снизу вверх по страницам, но слова все-таки проступали и на ней. Они пропадали лишь тогда, когда бумага чернела и я кочергой яростно добивал их.
В это время в окно кто-то стал царапаться тихо. Сердце мое прыгнуло, и я, погрузив последнюю тетрадь в огонь, бросился отворять. Кирпичные ступеньки вели из подвала к двери на двор. Спотыкаясь, я подбежал к ней и тихо спросил: — Кто там? И голос, ее голос, ответил мне: — Это я. Не помня как, я совладал с цепью и ключом. Лишь только она шагнула внутрь, она припала ко мне, вся мокрая, с мокрыми щеками и развившимися волосами, дрожащая. Я мог произнести только слово: — Ты... ты? — и голос мой прервался, и мы побежали вниз. Она освободилась в передней от пальто, и мы быстро вошли в первую комнату. Тихо вскрикнув, она голыми руками выбросила из печки на пол последнее, что там оставалось, пачку, которая занялась снизу. Дым наполнил комнату сейчас же. Я ногами затоптал огонь, а она повалилась на диван и заплакала неудержимо и судорожно.
Когда она утихла, я сказал: — Я возненавидел этот роман, и я боюсь. Я болен. Мне страшно. Она поднялась и заговорила: — Боже, как ты болен. За что это, за что? Но я тебя спасу, я тебя спасу. Что же это такое? Я видел ее вспухшие от дыму и плача глаза, чувствовал, как холодные руки гладят мне лоб. — Я тебя вылечу, вылечу, — бормотала она, впиваясь мне в плечи, — ты восстановишь его. Зачем, зачем я не оставила у себя один экземпляр!
Она оскалилась от ярости, что-то еще говорила невнятно. Затем, сжав губы, она принялась собирать и расправлять обгоревшие листы. Это была какая-то глава из середины романа, не помню какая. Она аккуратно сложила обгоревшие листки, завернула их в бумагу, перевязала лентой. Все ее действия показывали, что она полна решимости и что она овладела собой. Она потребовала вина и, выпив, заговорила спокойнее.
— Вот как приходится платить за ложь, — говорила она, — и больше я не хочу лгать. Я осталась бы у тебя и сейчас, но мне не хочется это делать таким образом. Я не хочу, чтобы у него навсегда осталось в памяти, что я убежала от него ночью. Он не сделал мне никогда никакого зла. Его вызвали внезапно, у них на заводе пожар. Но он вернется скоро. Я объяснюсь с ним завтра утром, скажу, что люблю другого, и навсегда вернусь к тебе. Ответь мне, ты, может быть, не хочешь этого? — Бедная моя, бедная, — сказал я ей, — я не допущу, чтобы ты это сделала. Со мною будет нехорошо, и я не хочу, чтобы ты погибала вместе со мной. — Только эта причина? — спросила она и приблизила свои глаза к моим. — Только эта. Она страшно оживилась, припала ко мне, обвивая мою шею, и сказала: — Я погибаю вместе с тобою. Утром я буду у тебя.
И вот, последнее, что я помню в моей жизни, это — полоску света из моей передней, и в этой полосе света развившуюся прядь, ее берет и ее полные решимости глаза. Еще помню черный силуэт на пороге наружной двери и белый сверток. — Я проводил бы тебя, но я уже не в силах идти один обратно, я боюсь. — Не бойся. Потерпи несколько часов. Завтра утром я буду у тебя. — Это и были ее последние слова в моей жизни.

— Тсс! — вдруг сам себя прервал больной и поднял палец, — беспокойная сегодня лунная ночь.

@темы: 2011, Part II: Home, Part III: The Pacific

00:39 

серебряному принцу.

In this world of a million religions everyone prays the same way.


Time doesn't stop for anyone
It doesn't matter what you've done
I want to lose myself in you
Are you afraid of dying too?



@темы: Part III: The Pacific, Part II: Home, Part IV: Dark Passion Play, 2011

13:16 

...

In this world of a million religions everyone prays the same way.
"Ты сама ответила на свой вопрос, Изабелла. Тебе легче быть ведомой обстоятельствами, чем пойти против них. Слишком слаба, опять же, боязлива. Тебе проще заглушить свои душевные терзания в боли и беспорядочном сексе, чем взглянуть правде в глаза и признать, что ты другая - Лестрейндж ты или нет"
"Иногда я боюсь за тебя, а иногда хочется убить тебя вот этими же руками. За твою дурь и спесь, за безумства и самобичевание в таком прекрасном теле"


Драко, серебряный принц, я так по тебе скучала. И ждала. Я не могу забыть каждую нашу встречу, не смогу забыть тебя. Странная и очень красивая история.

Ты снова ушел.
Я снова жду.

@музыка: Taylor Swift - Our Song

@темы: 2011, Part IV: Dark Passion Play, Part II: Home

10:01 

...

In this world of a million religions everyone prays the same way.
проснулась от того, что в голове ясно кто-то говорил
"Я запомню тебя и ни-ко-му не отдам"
Я не помню что мне снилось, не знаю, снилось ли вообще, но такой голос был.. неожиданным по крайней мере.

Всех ПЧ с Днем Святого Валентина, днем расстрела Чикатило и прочими очаровательными безумствами.
отдельно
Сандра
Миледи
Николай
Фрида


безумно люблю всех вас. сами знаете кого и в каких смыслах.
вы делаете этот мир ярче для меня

ну и по традиции, ванильная пикча.


@музыка: Ария - Потерянный Рай, OST Repo!The Genetic Opera - Gold

@темы: 2011, Part II: Home, Part I: White Lands Of Empathica

02:32 

In this world of a million religions everyone prays the same way.
00:49 

...

In this world of a million religions everyone prays the same way.


Кажется, мы встретились давно-давно, и я уже не помню того времени, когда в моей жизни не было тебя. Ты появился так неожиданно, так внезапно, но стал таким правильным и необходимым в моей жизни. Каждый день - с тобой. Снова и снова. С тобой даже молчать хорошо, знаешь, знаешь.. А ты невероятный и я безумно тебя люблю. Потому что такого как ты больше нет на свете. Такого же противоречивого, такого же холодного с одной стороны и безмерно живого с другой. Я очень люблю тебя. Всей душой. Потому что мир тебя тебя уже не тот, он станет намного хуже. Ты - одно из самого лучшего, что было в моей жизни. Такой, что словами описать невозможно, такой, что с тобой хочется быть рядом, хочется говорить с тобою снова и снова. С тобой и говорить можно обо всем - и совершеннейший бред нести, и конструктивные споры заводить, и даже молчать с тобой можно - нет бесконечного ощущения неловкости, которое, по идее, должно быть. Но ведь с тобой многих правил не существует, на самом деле, потому что мы знаем друг друга уже очень долгое время и очень долго, надеюсь, будем в жизнях друг друга. Иначе уже не представляю как и надеюсь, что не представлю никогда, и все наши общие планы сбудутся, потому что я верю в тебя. Пусть в твоей жизни будет все только лучше, пусть те хорошие перемены, что произошли в последнее время, станут еще лучше, и ты будешь по-настоящему счастлив. Пуст все твои мечты станут реальностью, ты достигнешь всего того, чего хочешь сейчас, поймешь свою уникальность, свою невероятность, свою неповторимость и то, что ты на самом деле стоишь очень и очень многих. Иначе быть просто не может. Пусть тебя окружают только самые лучшие люди, пусть тебя окружают самые верные друзья, самые интересные собеседники, пусть у тебя будет все самое лучшее и самое яркое, не просто приторное, но и с тем, что ты так любишь. Пойми, что тебя есть за что любить, есть за что дорожить тобою, есть за что держаться за тебя и ждать тебя каждый день. Те дни, которые мы провели вместе в Москве, я помню до сих пор. Я помню, как было грустно расставаться. Забавно, я не говорила тебе, наверное, но потом, когда мы сели в метро и поехали по направлению к Полежаевской, я плакала, не желая расставаться и принимать, что мы не увидимся больше года. И от того, что скоро, возможно, мы увидимся, в моей душе пробуждается какая-то тихая радость. Потому что я люблю тебя. Ты самый лучший. Самый-самый.

С семнадцатилетием тебя,
nicky_ray

@темы: photo, Part II: Home, Part I: White Lands Of Empathica, 2011

01:26 

u'r welcome

In this world of a million religions everyone prays the same way.
традиционно приветствую новых ПЧ
Satene & Люм.


располагайтесь по-удобнее, чай-кофе-потанцуем прилагается.)
как набрели на мой дневник?)

@музыка: OST Maria†Holic - Opening

@темы: 2010, Part I: White Lands Of Empathica, Part II: Home

19:43 

...

In this world of a million religions everyone prays the same way.
Envy-Dezmond, добро пожаловать, вам тут рады.)
располагайтесь, чай, кофе и печеньки прилагаются.



п.с - что касательно записей, у меня совершенно нет вдохновения. остаемся зимовать и ждать.

@темы: 2010, Part I: White Lands Of Empathica, Part II: Home

14:23 

lock Доступ к записи ограничен

In this world of a million religions everyone prays the same way.
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL

from G to Em

главная